Игаль *    (yigal_s) wrote,
Игаль *   
yigal_s

немного левого дискурса

Порой, иногда, от некоторых вещей на меня веет чем-то таким... свежим воздухом, кислородом. Это тот самый случай, хотя и повеяло не очень сильно. Возможно, веет свежим воздухом во многом потому, что в принципе от "левых" я ничего особо вменяемого не ожидаю. А возможно и потому, что кое в чем это объективно значительно более вменяемо, чем тот обычный дискурс, та система взглядов и понятий, что меня окружает, и, очевидно, в чем-то удушает.

Тут только небольшие цитаты "на злобу дня" для привлечения внимания. Статьи чуток шире по содержанию и их имеет смысл читать целиком. Заранее предупреждаю, что никаких эпохальных открытий и идей в этих статьях нет. ) Всего лишь немного левого дискурса, как и было обещано.

Олжас Кожахмет. "ИСЛАМ НЕ СЪЕСТ". http://liva.com.ua/criticism-of-islam.html

Ваша, говорят, исламобофия огорчает рабочего Махмуда. Его сакральное пролетарское право считать женщин людьми второго сорта, гомосексуалов – нелюдями, засирать своим детям мозг, черпать знания о мире из телефонного справочника надиктованного эпилептоидным скотоводом и верить, что за всё это его ждет после смерти небесный курорт с 40 ламповыми целками.

Уже здесь возникает целый ряд интересных вопросов. Почему вместо отказа от религии Махмуду предлагается особая защита его предрассудков? Откуда проистекает уверенность, что в благодарность за такую заботу он займётся классовой борьбой, а не убийствами чести, участием в гибридных войнах или преступлениях вроде этого? Какое вообще отношение имеет борьба за права мигрантов к праву исповедовать мракобесные воззрения?


"О солидарности с «Шарли Эбдо» и предательстве левыми жертв исламизма" http://nihilist.li/2015/01/28/o-solidarnosti-s-sharli-e-bdo-i-predatel-stve-levy-mi-zhertv-islamizma/

теперь «демократическая общественность» разрывается между необходимостью стилизовать себя как лучшее из возможных обществ, с «европейскими ценностями Просвещения», «терпимостью», «свободой слова и вероисповедания» и страхом сказать что-либо неприятное. Неприятное, между прочим, для всех, не только для мусульманского сообщества. Что джихадистская сцена в Европе поддерживается и приростает не только за счёт радикализовавшихся по каким-либо причинам молодых людей из иммигрантской диаспоры, а, немалой частью, за счёт «местных» конвертитов; что интеграционная способность буржуазного общества тает в кризисные времена на глазах, что слив систем социального обеспечения передал малообеспеченную молодёжь под опеку религиозных общин

Странное же дело: феминизм, проблемы сексуальных меньшинств, свобода индивидуального самоизъявления — все те вопросы, так любимые постомодернистскими левыми, тут же испаряются, как только речь заходит об исламе. Не только о так называемом исламизме, но и о повседневном, «умеренном» исламе, которому мизогиния, откровенная враждебность к гомосексуальности, всему индивидуальному и свободолюбивому присущи ни чуть не меньше. Вместо выступления на стороне самых главных жертв ислама — самих мусульман, а в первую очередь, мусульманских женщин, мы слышим лишь: «ориентализм», «антимусульманский расизм». [...] Ещё однин немаловажный аспект: если (расистская) дискриминация всегда отталкивается от практически неотчуждаемых качеств вроде пола, возраста или цвета кожи, то вероисповедание, на наш взгляд, таковым не является. В этом и есть вся расистская сущность антирасизма: он не на стороне дискриминируемых индивидов, лишаемых права участия в обществе, он на стороне репрессивных коллективов, которые считаются в его дискурсе безусловно заслуживающими защиты «культурами». И что ж поделаешь, ради «культуры» придётся поступиться своими симпатиями к женщинам и сексуальным меньшинствам, которым не повезло «родиться» мусульманами.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments